Главная - Пенсионное страхование - Борис воронин директор национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств

Борис воронин директор национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств


Центробанк объявил войну ветряным мельницам – «черных коллекторов» не существует


«Под давлением регуляторных требований Банка России, в первую очередь, резервирования, кредиторы нередко готовы на всё, в том числе на угрозы и запугивания лишь бы долг вернуть. Профессиональный коллектор, в свою очередь, не имеет требований по резервированию и способен давать рассрочки для погашения долга, исчисляемые годами, да еще и готов простить 20-40 % долга», — поясняет . Директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств обратил внимание, что лишь 5 % протоколов о нарушении Закона 230-ФЗ выписывается иным лицам, а не коллекторам и не банкам или МФО.

В эти 5 % и входят те, кто не представляется должникам, действует анонимно и часто сопровождает свою деятельность угрозами. Зачастую на практике в процессе административного расследования выясняется, что эти «анонимы» — реальный МФО или банк. Не так давно МФО запретили выдавать займы под залог жилой недвижимости, хотя изначально причиной проблемы также видели «черных кредиторов».

В итоге было решено ограничить возможности МФО. «Далеко не все банки и МФО нарушители.

Например, для МФО это несколько групп юридических лиц, действующих под одной или несколькими торговыми марками, заменяющиеся друг друга по мере потери лицензии.

Само исключение из реестра для МКК не проблема. Компания просто перестает выдавать новые займы и лишь собирает выданные ранее средства, продолжая нарушать закон. Новые займы выдает уже другое лицо из той же группы», — объясняет .

Именно эти 3-4 группировки и генерируют 90 % всех жалоб на угрозы насилия и порчу имущества. Причем сотрудников сознательно обучают вести разговор в таком ключе.

Они даже располагают IT-системой с шаблонами угроз, которые рассылаются должникам. Именно они и ставят на автодозвон учебные и медицинские заведения, угрожают убийством детям.

Эксперт отметил, что подтверждено их участие в известном поджоге ребенка в Ульяновске. И все это совершают лицензированные Банком России организации.

«Разговоры о «черных коллекторах и кредиторах» —

НАПКА: «закручивание гаек» коллекторам приведет к росту преступлений

Воронин обращает внимание, что законопроект берет «потолочные цифры» и не уточняет, что считать состоявшимся разговором: какова его минимальная продолжительность (считать ли, например, разговор длиной в одну секунду?), кто был инициатором его завершения, был ли разговор содержательным, то есть обсудили ли стороны долг. «Поскольку наш законодатель не понимает фразу «разумное число звонков», хотя в законодательстве есть такие подходы, когда говорят «разумное число раз», то сейчас он пошел по пути формальной регламентации.

Что это означает на практике? Да сто миллионов споров будет, кто и сколько раз звонил», — указал Воронин на проблему.

Более того, законопроект предлагает и вовсе наделить должника правом на отказ от взаимодействия с взыскателем через три месяца с даты возникновения просрочки. Взыскивать долги, согласно проекту закона, смогут лишь организации с чистыми активами от 10 миллионов рублей. Также занимающиеся взысканием долгов компании должны будут заключить договор обязательного страхования ответственности за причинение убытков должнику со страховой суммой не менее десяти миллионов рублей в год.

«По существу идет речь о дублировании «препятствий для выхода на рынок». При изменяющемся законодательстве и «истерии» в печати стоимость страхования ответственности взыскателя может оказаться чрезвычайно велика, как в ситуации с застройщиками, которые не могли работать, так как стоимость страховки оказалась исключительно велика», — обратил внимание Воронин на другую проблему.

Обратный эффект Законодательство, регулирующее деятельность по взысканию долгов, которое должно защищать интересы должников, на практике может привести к ухудшению их положения, если не будут учтены интересы желающих работать в правовом поле взыскателей, полагает Воронин. «Если мы очень сильно «закручиваем гайки» на процессе взыскания, то получим даже обратный эффект.

Сложно какому-либо кредитору найти человека, который с левых симок будет звонить и говорить что угодно? Теоретически, если его поймают, его могут оштрафовать, поскольку он занимается взысканием незаконно и еще хулиганит.

Но будут ли его искать с левыми симками по городу, по стране?», — задает вопрос представитель коллекторской ассоциации. В случае принятия законопроекта в нынешнем виде, по-прежнему ничто не будет препятствовать «черным коллекторам» заниматься взысканием, так как если их раньше не останавливал УК РФ, то не остановит и статья в КоАП РФ. «При чрезмерном ограничением прав профессионального взыскателя преступники будут широко востребованы, как более эффективные.

И люди с сим-картами, оформленными на посторонних лиц, с незарегистрированными колл-центрами на IP-телефонии, «интересующиеся» здоровьем должника, занимающиеся расклейкой объявлений, будут «взыскивать» у всех, в отношении кого действуют ограничения, введенные законом», — предупредил Воронин. Интересы взыскателей Хороший с точки зрения профессиональных взыскателей закон, по мнению Воронина, должен не только обязывать игроков входить в соответствующий государственный реестр, но и в саморегулируемую организацию.

«Не все можно определить в законе, например по законопроекту компания с названием «

Взыскатели Кавказа» должна быть зарегистрирована при соблюдении требований закона, но она никогда не войдет в НАПКА, так как понятно, что название используется для давления на должника», — пояснил Воронин.

Чтобы долги не попадали на взыскание к «черным коллекторам», по мнению Воронина, необходимо обязать кредиторов передавать долги на взыскание только профессиональным взыскателям.

Коллекторы тоже люди: на недобросовестных должников нашли управу

Адвокат придерживается позиции, что кредиторы явно пытаются минимизировать свое юридическое участие во взаимоотношениях с должниками.

«В качестве одного из главных фигурантов темы являются третьи лица, коллекторские агентства, которые носят вспомогательный характер при взыскании долгов в пользу финансовых учреждений. Это осложняет видение системы, которая должна быть понятна не только профессионалам, но и всем гражданам, возможным клиентам», — пояснила эксперт. По словам Элеоноры Абеле, для надлежащей работы закона необходимо непосредственное участие независимых и профессиональных аналитиков, юристов, которые смогут оценить поступки должников: они не желают выплачивать долги в силу меркантильности и злостно нарушают закон или действительно испытывают затруднения с финансами.

Пресс-служба «СРО «МиР» сообщила порталу ДОЛГ.РФ, что организация поддерживает предложения НАПКА и считает, что закон действительно должен соблюдать баланс интересов сторон, а профессиональных коллекторов кто-то тоже должен защищать, как бы странно это не звучало.

«При проверках телефонных переговоров мы нередко слышим, как со взыскателем, уполномоченным сотрудником МФО, который представляется по форме, ведет вежливый разговор и просто напоминает о наличии незакрытых обязательств по заключенному лицом договору, должник общается с использованием ненормативной лексики, используя приемы психологического давления и даже угрозы»

, — отметили в пресс-службе «СРО «МиР».

По словам СРО, на практике часто складывается ситуация ровно противоположная тому, о чем привыкли рассказывать в СМИ. Кроме того, в настоящее время должнику ничего не стоит заведомо вводить кредитора в заблуждение, а такого быть не должно. , директор НАПКА, согласен с коллегами.

Он отметил, что традиционно законопроекты пишут в ключе защиты гражданина как слабой стороны договора, поэтому ему и предоставляют больше прав.

«На практике этими правами пользуются недобросовестные должники, то есть они манипулируют

Коллекторы тоже люди: на недобросовестных должников нашли управу

Это осложняет видение системы, которая должна быть понятна не только профессионалам, но и всем гражданам, возможным клиентам», — пояснила эксперт.

По словам Элеоноры Абеле, для надлежащей работы закона необходимо непосредственное участие независимых и профессиональных аналитиков, юристов, которые смогут оценить поступки должников: они не желают выплачивать долги в силу меркантильности и злостно нарушают закон или действительно испытывают затруднения с финансами.
Пресс-служба «СРО «МиР» сообщила порталу ДОЛГ.РФ, что организация поддерживает предложения НАПКА и считает, что закон действительно должен соблюдать баланс интересов сторон, а профессиональных коллекторов кто-то тоже должен защищать, как бы странно это не звучало.

«При проверках телефонных переговоров мы нередко слышим, как со взыскателем, уполномоченным сотрудником МФО, который представляется по форме, ведет вежливый разговор и просто напоминает о наличии незакрытых обязательств по заключенному лицом договору, должник общается с использованием ненормативной лексики, используя приемы психологического давления и даже угрозы»

, — отметили в пресс-службе «СРО «МиР». По словам СРО, на практике часто складывается ситуация ровно противоположная тому, о чем привыкли рассказывать в СМИ. Кроме того, в настоящее время должнику ничего не стоит заведомо вводить кредитора в заблуждение, а такого быть не должно.

Борис Воронин, директор НАПКА, согласен с коллегами.

Он отметил, что традиционно законопроекты пишут в ключе защиты гражданина как слабой стороны договора, поэтому ему и предоставляют больше прав.

«На практике этими правами пользуются недобросовестные должники, то есть они манипулируют возможностями и, как показывает статистика ФССП, 9/10 жалоб на коллекторов не подтверждаются: люди пишут просто так, чтобы не платить»

, — пояснил руководитель ассоциации.

По мнению Бориса Воронина, важно соблюдать баланс интересов кредитора и должника-заемщика: нужно законодательно устанавливать не только препятствия

Коллекторы тоже люди: на недобросовестных должников нашли управу

Это осложняет видение системы, которая должна быть понятна не только профессионалам, но и всем гражданам, возможным клиентам», — пояснила эксперт. По словам Элеоноры Абеле, для надлежащей работы закона необходимо непосредственное участие независимых и профессиональных аналитиков, юристов, которые смогут оценить поступки должников: они не желают выплачивать долги в силу меркантильности и злостно нарушают закон или действительно испытывают затруднения с финансами.

Пресс-служба «СРО «МиР» сообщила порталу ДОЛГ.РФ, что организация поддерживает предложения НАПКА и считает, что закон действительно должен соблюдать баланс интересов сторон, а профессиональных коллекторов кто-то тоже должен защищать, как бы странно это не звучало.

«При проверках телефонных переговоров мы нередко слышим, как со взыскателем, уполномоченным сотрудником МФО, который представляется по форме, ведет вежливый разговор и просто напоминает о наличии незакрытых обязательств по заключенному лицом договору, должник общается с использованием ненормативной лексики, используя приемы психологического давления и даже угрозы»

, — отметили в пресс-службе «СРО «МиР». По словам СРО, на практике часто складывается ситуация ровно противоположная тому, о чем привыкли рассказывать в СМИ.

Кроме того, в настоящее время должнику ничего не стоит заведомо вводить кредитора в заблуждение, а такого быть не должно. Борис Воронин, директор НАПКА, согласен с коллегами.

Он отметил, что традиционно законопроекты пишут в ключе защиты гражданина как слабой стороны договора, поэтому ему и предоставляют больше прав.

«На практике этими правами пользуются недобросовестные должники, то есть они манипулируют возможностями и, как показывает статистика ФССП, 9/10 жалоб на коллекторов не подтверждаются: люди пишут просто так, чтобы не платить»

, — пояснил руководитель ассоциации. По мнению Бориса Воронина, важно соблюдать баланс интересов кредитора и должника-заемщика: нужно законодательно устанавливать не только препятствия

Директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств о роботах– коллекторах

Впрочем, мы в любом случае стараемся участвовать в обсуждении всех инициатив, поскольку в итоге ожидаем существенного удешевления себестоимости своей работы. Например, для нас очень важна линия на безбумажное взаимодействие банка и суда с должником.

— Ситуация меняется к лучшему, и в городах–миллионниках суды все лояльнее относятся к электронному документообороту. Но порой действительно сталкиваешься с прошлым веком, когда судья требует вместо скана его бумажную распечатку, а где–то — и от руки написанное заявление.

— В 2016 году, когда Федеральная служба судебных приставов (ФССП) получила полномочия по курированию рынка взыскания, звучали самые невероятные оценки того, сколько в стране коллекторов. Например, утверждалось, что до ста тысяч человек. Ошибка же объяснялась слишком широкой трактовкой термина «взыскание».

Заявляла некая компания, что кто–то ей должен энную сумму, — вот уже и очередной коллектор.

Или другой вариант — банк выставлял долговой пакет на продажу и не обращал внимания на юридический статус покупателя — лишь бы тот больше заплатил.Сейчас ситуация вошла в определенные правовые рамки, соответствовать требованиям 230–ФЗ не так уж и сложно. В частности, Сбербанк по цессии продает долги только тем компаниям, которые включены в госреестр коллекторских агентств, — это порядка 200 организаций.Правда, до сих пор так поступают не все банки.

Кроме того, есть компании, работающие только в судебном порядке, не отвлекаясь на досудебные обсуждения, — они благодаря этому под регулирование 230–ФЗ не подпадают.Кстати, закон не запрещает банкам продавать долги кому угодно, но запрещает работать с этими долгами юрлицам, не включенным в реестр.

Продаешь на офшор, а потом нанимаешь компанию из реестра. Или бывает, что долг далее распродается физлицам (они по закону могут взыскивать до 50 тыс. рублей). Впрочем, в марте в Совете Федерации уже обсуждалось внесение законодательных поправок, запрещающих продажу просроченной кредиторской задолженности не состоящим в реестре ФССП компаниям.

ВоронинБорисБорисович

x Укажите, пожалуйста, ИНН Вашей компании.

ФИОФИОПоиск по ФИОПоиск по ФИОНайти12633место в РейтингеXXX место в ОтраслиXXX место в Регионе0 балловДеятельностьКомпания: Отрасль: ИНН: 7714320560Добавить оценку Нет оценок Динамика выручки4 годаСтаж работы?

Воронин Борис возглавляет компанию СРО «НАПКА» 4 года.

Этого достаточно для получения высокого рейтинга. Сумма не указанаВыручка за 2020 год0%Динамика выручки с 2017 года? Для компании СРО «НАПКА» отсутствуют данные по выручке Динамика выручки, в млн.

руб.Участник Рейтинга Генеральных Директоров Борис Воронин занимает место №12633 в отрасли «Аутсорсинг и консалтинг» по Москве по состоянию на 25 ноября 2020 года. Сложно измерить личный вклад Бориса Воронина в развитие компании СРО «НАПКА» (ИНН 7714320560), сделанный за 4 года в качестве руководителя. Благодаря профессионализму Бориса Борисовича, качественному и ответственному выполнению должностных обязанностей, целеустремленности и лидерским качествам, СРО «НАПКА» достигло значительных успехов и заняло достойные позиции на рынке аутсорсинга и консалтинга.Так, в 2020 году выручка компании составила Сумма не указана.Поделиться:Организатором рейтинга выступает журнал —главное профессиональное издание для руководителей России.Журнал существует с 2006 года.

За это время мы создали крупнейшее бизнес–сообщество, где каждый руководитель находит новые идеи, решения своих бизнес–задач и улучшает ключевые показатели. Моя оценка Воронин Борис Борисович Оценки по параментрам 01.

Порядочность/честность:02. Интеллект:03. Лидерские качества:04. Успешность в бизнесе:05.

Проф. компетенции: Оценить директора © Актион-МЦФЭР, 2020Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.

Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Настоящий сайт не является средством массовой информации. Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки У вас есть вопросы?

Или Вы хотите сделать нам предложение? А, может, Вам интересно попасть в наш блог?

Оставьте ваши контакты, и мы обязательно свяжемся. ИмяТелефонE-mailСообщениеСогласие на обработку данных.

Мы не передаем данные третьим лицам и пишем только по делу.

Отправить

Кто и как будет взыскивать долги, если исчезнут коллекторы?

Есть стадия leagle – взыскание долга в судебном порядке.

Моя политика – уменьшать сроки на досудебное взыскание и как можно скорее просуживать долг. Гаврилов― Владимир Джикович, скажите, как сейчас обстоят дела с просрочкой? Джикович― Сейчас ситуация, увы, ухудшилась по всем долгам. Во-первых, ухудшилась ситуация с заемщиком, ухудшилась его платежеспособность.
Во-вторых, снизилась активность – раньше, когда банки все время выдавали кредиты, объем просрочки был низким. У нас банковская система росла на 30-40% ежегодно.

У бизнеса сегодня пропала любовь к риску. Банки осторожничают, есть высокие процентные ставки Центробанка и все это влияет на снижение объемов кредитования.

Просрочка выросла. В отдельных случаях она 20% — это очень высоко.

Гаврилов― Речь о долгосрочных кредитах?

Джикович― Нет, их доля достаточно низкая. Есть и старые, и новые. Гаврилов― В СМИ пишут, что в ноябре доля просроченной задолженности установила рекордное значение. С начала года нагрузка увеличилась на 37%.

Романов― Депутаты предлагают убрать коллекторов, чтобы должниками занимались банки?

Почему сейчас они этого не делают? Джикович― У разных банков разная политика работы с должниками.

Некоторые сами ведут своих должников и создают свои службы. Некоторые вообще не занимаются потребительским кредитованием.

Банк наточен на выдачу кредитов и их обслуживание.

Однако сотрудник банка стоит дороже коллектора.

При этом последним нужна специальная подготовка, отдельное обучение.

Поэтому в разных странах функции банка и коллекторов разъединены.

Гаврилов― Хочу спросить у Бориса Воронина, скажите, как вы оцените перспективы инициативы о запрете коллекторов? Воронин― Их две на день. Иногда в обед третья появляется.

Перспектив она никаких не имеет. Имеет проект, который по поручению президента готовится в Минэкономразвития.

В уголовном кодексе прописаны наказания для коллекторов.

Часто, когда СМИ пишут о каких-то нарушениях, то их приписывают им по ошибке Гаврилов― Чем это отличается от предложения Милонова и ЛДПР? Воронин― Отличается взвешенным подходом.

​Борис Воронин: «Законопроект о коллекторах не попробовал написать только ленивый»

Вступление в силу закона о банкротстве означает новые расходы на получение информации, которая помогла бы оценить вероятность банкротства заемщика.

Но сама суть закона в том, что человек может потребовать реструктуризацию своего долга и даже списания своей задолженности.

Государство не должно допускать, чтобы человек оказался в безнадежной яме просроченной задолженности. В плане ведения бизнеса институт банкротства радикально на коллекторов не повлияет. Он затронет в большей степени агентства, ориентированные на покупку долгов — цессию, и в меньшей степени — на тех, кто работает преимущественно по агентской схеме.

Для профессиональных взыскателей вступление закона в силу будет означать необходимость усиления юридических подразделений, которые занимаются судебным взысканием, а также необходимость переобучения персонала, который взаимодействует с должниками для того, чтобы сотрудники колл-центров были готовы к обсуждению должником темы банкротства, могли проконсультировать по этой теме.

— Можно ли оценить рост издержек в работе коллекторов в цифрах? — Можно ожидать дополнительного роста себестоимости взыскания на 5–10%, она и так выросла из-за кризиса, по разным оценкам, на 60–80%.

Тем не менее, пока нет оснований прогнозировать обвал рынка взыскания или его кардинальные изменения.

Дополнительные риски и расходы, связанные с банкротством и его использованием для уклонения от выплаты кредитов, в конечном счете будут переложены кредиторами на добросовестных заемщиков. — Стоит ли нам в этом году — или, может, весной 2016 года — все же ожидать появления специализированного закона о коллекторской работе?

Что этот закон может внести нового в работу коллекторов?

— 2015 год кроме повальной моды на самокаты и очередной серии «Терминатора» принес нам неписаное правило для каждого субъекта законодательной инициативы: подготовить законопроект о коллекторах. В сезоне весна-лето — 2015 коллекторов было принято запрещать. А если не запрещали коллекторов, то запрещали им как-либо беспокоить должников.

Борис Воронин: «Большинство жалоб – коллекторы беспокоят не тех, это системная проблема»

НАПКА совместно с проектом общероссийского народного фронта «За права заемщиков» готовит законопроект о коллекторской деятельности. Он предусматривает создание порога для входа на рынок для непрофессиональных игроков, использующих незаконные методы работы.

Предполагается создание государственного реестра коллекторов в сочетании с обязательным членством в отраслевом СРО, жесткими стандартами работы и страхованием профессиональной ответственности.

Сейчас законопроект уже на стадии согласования с профильными ведомствами. — Что ждет коллекторский бизнес в 2015 году?

— С одной стороны, в связи с тем, что страна находится в довольно сложных экономических условиях, количество просроченных долгов растет.

По данным нашего клуба покупателей и продавцов, за январь-февраль 2015 банки передали коллекторам на аутсорсинг на 25% больше долговых портфелей, чем за те же месяцы прошлого года. На рынке цессии за этот же период объем выставленных на продажу плохих долгов вырос почти в 5 раз.

Но мнение, что кризис – золотое время для коллекторов, мягко говоря, ошибочное.

Это по определению «плохие» долги, с которыми не справились сами кредиторы. Лишь 0,18% должников, к которым коллекторам удается дозвониться, дают обещание о выплате с первого контакта. И этот показатель за год снизился почти в два раза – раньше удавалось сразу договориться о возобновлении платежей с 0,3% случаев успешных контактов.

И только каждый четвертый должник, обещавший коллекторам платеж, выполняет это обещание. С весны 2014 года этот показатель снизился в 2 раза, раньше платил каждый второй обещавший, то есть с 45% – до менее чем 25%. Кроме того, банки сокращают выдачу новых кредитов.

Поэтому в объеме своем кредитная задолженность сжимается – как и хорошо обслуживаемая, так и просроченная.

Через год-полтора эта ситуация «догонит» коллекторский рынок, который ждет снижение объемов взыскания и рост конкуренции.


buk-belgorod.ru © 2020
Наверх